Главная   |  Пресс-служба   |  Новости | Текст сообщения Председателя Конституционного суда, Домника Маноле, от 21 января 2021 года перед представителями прессы (статус языков, используемых на территории Республики Молдова)
21.01
2021

Текст сообщения Председателя Конституционного суда, Домника Маноле, от 21 января 2021 года перед представителями прессы (статус языков, используемых на территории Республики Молдова)

2751 Просмотры    

Уважаемые граждане,

Уважаемые представители средств массовой информации, 

Сегодня Конституционный суд осуществил контроль конституционности Закона о функционировании языков на территории Республики Молдова по обращениям депутатов Парламента Республики Молдова. 

Следует отметить, что в Республике Молдова содержание подобного закона было и остается вопросом сложным и болезненным, который периодически становится предметом политических обсуждений. 

Однако Конституционный суд остается в стороне от каких-либо политических дебатов. Статья 134 Конституции закрепляет, в качестве одной из основных функций Конституционного суда, гарантирование верховенства Конституции. Исходя из этого, подчеркиваю, что любое решение Конституционного суда следует рассматривать, в первую очередь, в свете представленных им доводов, без ненависти, предвзятости и предубеждений. 

Как известно, 16 декабря 2020 года Парламент принял Закон о функционировании языков на территории Республики Молдова. 

Приступив к осуществлению контроля данного закона, Конституционный суд руководствовался, в первую очередь, статьей 13 Конституции. Согласно этой статье, в ее толковании Постановлением Конституционного суда № 36 от 5 декабря 2013 года, государственным языком Республики Молдова является румынский язык. Вторая часть статьи 13 предусматривает, что государство признает и охраняет право на сохранение, развитие и функционирование русского языка и других языков, используемых на территории страны. Русский язык в этой конституционной норме указан в качестве примера и не наделяется особым статусом по отношению к другим языкам, используемым на территории страны (украинский, гагаузский, болгарский, романи и др.). 

Таким образом, можем сделать вывод, что статья 13 Конституции признает и охраняет следующие ценности: (i) официальный характер румынского языка, как государственного, и (ii) право на сохранение, развитие и функционирование других языков, используемых на территории страны. 

Для разрешения рассматриваемого дела Конституционный суд использовал статистические данные, последние доступные на сегодняшний день, о структуре населения по признаку родного языка и о структуре населения по признаку родного языка в территориальном плане, собранные в ходе переписи населения и жилищного фонда в 2014 году. Конституционный суд использовал именно эту статистику, а не статистику о наиболее часто используемом языке, поскольку в своем анализе он исходил из прав национальных меньшинств. Конституционный суд отметил, что налагаемая статьей 13 ч. (2) Конституции обязанность по признанию и защите государством права на сохранение, развитие и функционирование других языков, используемых на территории страны, имеет в виду родные языки граждан, а не языки, на которых обычно говорят эти граждане. 

Исходя из предпосылки, что глотоним «румынский язык» включает и понятие «молдавский», в Республике Молдова румынский язык является родным языком для не менее чем 77,86% граждан. Русский – родной язык для не менее чем 9,39% граждан, гагаузский – родной язык для не менее чем 4,08% граждан, украинский – родной язык для не менее чем 3,82% граждан, а болгарский является родным языком для не менее чем 1,48% граждан Республики Молдова. 

Конституционный суд также отметил, что в территориальном плане доля использования украинского языка выше доли использования русского языка в девяти районах. Кроме этого, в 15 из 32 районов разница между использованием русского и украинского как родных языков составляет не более 2%. 

На основании статьи 13 Конституции, Конституционный суд проверил: (а) существует ли равновесие между румынским языком, государственным языком Республики Молдова, и русским языком, используемым одним из национальных меньшинств; и (b) каково законное положение языков других национальных меньшинств Республики Молдова, с учетом конституционных гарантий. 

Положения статей 10 и 13 Конституции объясняются необходимостью гарантировать идентичность и единство народа Республики Молдова. Государственный язык в этом аспекте имеет конституционное значение, рассматривается как символ единства народа, будучи неотъемлемой частью конституционной идентичности Республики Молдова. 

Установление и защита государственного языка направлено на удовлетворение потребности в идентичности большинства граждан государства и на обеспечение общения между различными слоями населения во всех сферах жизнедеятельности и на всей территории государства. Возможность использовать официальный язык на всей территории страны может способствовать предотвращению дискриминации граждан при осуществлении ими своих прав в регионах, где проживает большинство представителей национальных меньшинств. Охрана и продвижение официального государственного языка направлено также на достижение социальной сплоченности и интеграции национальных меньшинств, на недопущение ситуаций, в которых представители национальных меньшинств ограничены определенным географическим пространством, где они говорят на своем языке, что помешало бы им передвигаться или селиться в любом месте своей страны, препятствуя их профессиональному или личностному росту. 

В то же время, Конституционный суд отметил, что государственный язык и языки национальных меньшинств не должны страдать от неосторожной языковой политики. Конституционный суд установил, что положения оспариваемого закона не обеспечивают равновесие между защитой румынского языка, как государственного, и защитой языков национальных меньшинств. 

Статья 2 закона придает русскому языку привилегированный статус по отношению к другим языкам национальных меньшинств в Республике Молдова, статус, который не предусмотрен Конституцией. Исходя из сведений, собранных в результате переписи населения в 2014 году, Конституционный суд отметил, что существуют районы, в которых, например, украинский язык имеет большее распространение, чем русский. Из этих же данных вытекает, что в некоторых районах русский язык используется менее чем 3% населения. Невзирая на это, поднимая его на уровень языка межнационального общения он приобретает статус квазиофициального наравне с румынским языком. 

Формально некоторые статьи оспариваемого закона подчеркивают доминирующую роль русского языка на всей территории Республики Молдова в сравнении с другими языками национальных меньшинств и не выделяет районы, в которых доля его использования незначительна, чтобы устанавливать такие строгие правовые обязательства. 

Конституционный суд отметил, что положения статьи 13 Конституции признают лишь один государственный язык и не содержат понятие «язык межнационального общения». Конституционный статус государственного языка как раз придает ему функцию языка общения между всеми гражданами Республики Молдова, независимо от их национального происхождения. В том же ключе действуют и положения ч. (1) статьи 10 Конституции, согласно которым основу государства составляет единство народа Республики Молдова, являющейся общей и неделимой родиной всех ее граждан. Несмотря на это, оспариваемый закон придает русскому языку статус, аналогичный статусу румынского языка. Этот статус исходит из статьи 2 ч. (2) закона, в которой отмечается, что русский язык является языком межнационального общения и используется на территории Республики Молдова наряду с государственным языком. 

Так, предоставление русскому языку привилегированного положения по сравнению с другими языками национальных меньшинств, ставя его на уровень государственного языка, противоречит статье 13 Конституции. Этот факт не соответствует принципам, закрепленным в Преамбуле Конституции, и лишает ч. (2) статьи 10 Конституции сути в отношении других национальных меньшинств, которые говорят не на русском языке. 

Конституционный суд отметил, что для обеспечения применения положений оспариваемого закона государственным органам власти надлежит выделить дополнительные финансовые средства, размер которых не был оценен в ходе принятия закона, на переводы названий государственных учреждений, подготовку табличек с названиями государственных органов, переводы названий товаров, инструкций и любой визуальной информации к товарам, произведенным в Республике Молдова, на обучение государственных служащих знанию русского языка, для найма и оплаты переводчиков и др. 

В соответствии со статьей 131 частями (4) и (6) Конституции, любое законодательное предложение, влекущее за собой увеличение бюджетных расходов, может быть принято только после одобрения Правительством. Никакие бюджетные расходы не могут быть утверждены без установления источника финансирования. 

Поскольку отсутствует заключение Правительства, Конституционный суд констатировал нарушение статей 6 и 131 Конституции. 

В результате, Конституционный суд признал Закон о функционировании языков на территории Республики Молдова неконституционным.

Благодарю за внимание.

 
Тел.: +373 22 25-37-08
Fax.: +373 22 25-37-46
Всего посетителей: 7084712  //   Посетители вчера: 2592  //   сегодня: 1863  //   Online: 41
Быстрый доступ