Постановление №27 от 21.09.2017

Постановление №27 от 21.09.2017 г. об исключительном случае неконституционности некоторых положений ст. 109 ч. (1) Уголовного кодекса (ограничение примирения по уголовным делам)(обращение № 48g/2017)


Автор обращения: Суд первой инстанции , суд Бэлць,судьей Геннадием Еремчук

Тип постановления: контроль конституционности законов, регламентов и постановлений Парламента

Положение: Отклоняется исключение о неконституционности признается конституционным

Файлы:
1.  ru-h2721092017ru1a02a.pdf


Обращении:

1.  ( 11.04.2017)



1. Основанием для рассмотрения дела послужило обращение об исключительном случае неконституционности текста «если лицо не имеет судимости за аналогичные преступления, совершенные умышленно, или если по отношению к нему не было прекращено вследствие примирения уголовное производство по аналогичным преступлениям, совершенным умышленно в последние пять лет» ч.(1) ст. 109 Уголовного кодекса Республики Молдова № 985-XV от 18 апреля 2002 года, представленное судьей суда Бэлць, Геннадием Еремчук, в рамках дела № 1-49/2017, рассматриваемого судом Бэлць.

2. Обращение было представлено в Конституционный суд 11 апреля 2017 года судьей суда Бэлць Геннадием Еремчук, в соответствии с положениями ст. 135 ч. (1) п. а) и п. g) Конституции, в свете ее толкования Постановлением Конституционного суда № 2 от 9 февраля 2016 года, а также Положением о порядке рассмотрения обращений, представленных в Конституционный суд.

3. Автор обращения считает, что оспариваемые положения противоречат ст. 16, ст. 22 и ст. 54 Конституции.

4. Определением Конституционного суда от 20 апреля 2017 года, без вынесения решения по существу, обращение было признано приемлемым.

5. В ходе рассмотрения обращения Конституционный суд затребовал мнения Парламента, Президента Республики Молдова, Правительства, Генеральной прокуратуры и Высшей судебной палаты.

6. В открытом пленарном заседании обращение поддержал судья Геннадий Еремчук. Со стороны Парламента присутствовал Валерий Кучук, начальник службы представительства в Конституционном суде и правоохранительных органах общего юридического управления Секретариата Парламента. Правительство представлял Эдуард Сербенко, заместитель министра юстиции.

А. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ОСНОВНОГО СПОРА

7. Прокурор Прокуратуры мун.Бэлць К.Р. 26 мая 2016 года вынес в связи с примирением сторон постановление о прекращении уголовного преследования и уголовного производства в отношении И.Г., который обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ст. 186 ч.(2) п.с) и п.d) Уголовного кодекса.

8. Законом № 130 от 9 июня 2016 года (который вступил в силу 15 июля 2016 года) было внесено в ст. 109 ч.(1) Уголовного кодекса следующее дополнение: «если лицо не имеет судимости за аналогичные преступления, совершенные умышленно, или если по отношению к нему не было прекращено вследствие примирения уголовное производство по аналогичным преступлениям, совершенным умышленно в последние пять лет».

9. Постановлением от 24 января 2017 года прокурор Прокуратуры мун.Бэлць К.К. предъявил И.Г. обвинение в тайном хищении 13 декабря 2016 года имущества другого лица, преступление, предусмотренное ст. 186 ч.(1) Уголовного кодекса.

10. Тем же числом И.Г. подал заявление на имя прокурора Прокуратуры мун.Бэлць с требованием прекратить уголовное преследование на основании факта примирения с потерпевшим. Прокурор Прокуратуры мун.Бэлць К.К. постановлением отклонил заявление И.Г., указав, что положения ст. 109 Уголовного кодекса были дополнены Законом № 130 от 9 июня 2016 года и не могут применяться повторно, в связи с тем, что в последние 5 лет уже было прекращено в результате примирения уголовное производство в его отношении за умышленное совершение аналогичного преступления - кражи. Это деяние И.Г. совершил 13 декабря 2016 года, то есть после вступления в силу Закона № 130 от 9 июня 2016 года.

11. Уголовное дело по обвинению И.Г. в совершении преступления, предусмотренного ст. 186 ч.(1) Уголовного кодекса, было передано на рассмотрение суда Бэлць 25 января 2017 года.

12. В ходе предварительного заседания от 16 февраля 2017 года И.Г. и потерпевший, помирившись, подали в связи с этим заявления о прекращении уголовного дела.

13. В соответствии с Определением от 30 марта 2017 года, по инициативе судебной инстанции, в Конституционный суд было представлено для разрешения обращение об исключительном случае неконституционности текста «если лицо не имеет судимости за аналогичные преступления, совершенные умышленно, или если по отношению к нему не было прекращено вследствие примирения уголовное производство по аналогичным преступлениям, совершенным умышленно в последние пять лет» ч.(1) ст. 109 Уголовного кодекса.

14. Применимые положения Конституции (повторное опубликование в М.О., 2016г., № 78, ст. 140):

Статья 22

Необратимость закона

«Никто не может быть осужден за действия или за бездействие, которые в момент их совершения не составляли преступления. Не может также налагаться наказание более тяжкое, нежели то, которое могло быть применено в момент совершения преступления».

15. Применимые положения Уголовного кодекса Республики Молдова № 985-XV от 18 апреля 2002 года (M.O., 2009 г., № 72-74, ст.195):

Статья 2

Цели уголовного закона

«(1) Уголовный закон защищает от преступлений личность, ее права и свободы, собственность, окружающую среду, конституционный строй, суверенитет, независимость и территориальную целостность Республики Молдова, мир, безопасность человечества, а также весь правопорядок.

(2) Уголовный закон имеет также своей целью предупреждение совершения новых преступлений».

Статья 10

Обратная сила уголовного закона

«(1) Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

(2) Уголовный закон, усиливающий наказание или ухудшающий положение лица, совершившего это деяние, не имеет обратной силы».

Статья 109

Примирение

«(1) Примирение является актом, посредством которого устраняется уголовная ответственность за незначительное преступление или преступление средней тяжести, а в отношении несовершеннолетних также за тяжкое преступление, предусмотренные в главах II - VI Особенной части, а также в случаях, предусмотренных уголовной процедурой, если лицо не имеет судимости за аналогичные преступления, совершенные умышленно, или если по отношению к нему не было прекращено вследствие примирения уголовное производство по аналогичным преступлениям, совершенным умышленно в последние пять лет.

(2) Примирение осуществляется лично и имеет правовые последствия с момента начала уголовного преследования и до удаления состава суда на совещание.

(3) В отношении недееспособных лиц примирение осуществляется их законными представителями. Ограниченно дееспособные лица осуществляют примирение с согласия лиц, предусмотренных законом.

(4) Примирение не применяется в случае лиц, совершивших в отношении несовершеннолетних преступления, предусмотренные статьями 171-1751, 201, 206, 208, 2081 и 2082.

16. Применимые положения Уголовно-процессуального кодекса №122-XV от 14 марта 2003 года (повторное опубликование в M.O., 2013г., № 248-251, ст. 699):

Статья 285

Прекращение уголовного преследования

«(1) Прекращение уголовного преследования является актом освобождения лица от уголовной ответственности и завершения процессуальных действий в случае, когда по причине нереабилитации закон не допускает продолжения уголовного преследования.

(2) Прекращение уголовного преследования осуществляется в случаях нереабилитации лица, предусмотренных пунктами 4)-9) статьи 275, при наличии хотя бы одного из обстоятельств, указанных в статье 53 Уголовного кодекса, или в случае, если установлено, что:

1) предварительно заявленная жалоба была отозвана потерпевшим, было заключено мировое соглашение в рамках процесса медиации или стороны помирились - в случаях, когда уголовное преследование может быть начато только на основании предварительно заявленной жалобы или уголовный закон допускает примирение;

[...]».

Статья 286

Прекращение уголовного судопроизводства

«Прекращение уголовного судопроизводства является актом завершения любых процессуальных действий по уголовному делу или по осведомлению о преступлении. Уголовное судопроизводство прекращается мотивированным постановлением прокурора, вынесенным по своей инициативе или по предложению полномочного органа, либо с одновременным прекращением уголовного преследования или полным выведением из-под уголовного преследования, либо при отсутствии в уголовном деле подозреваемого или обвиняемого и наличии одного из обстоятельств, предусмотренных пунктами 1)-3) статьи 275».

Статья 391

Приговор о прекращении производства по делу

«(1) Приговор о прекращении производства по делу постановляется в случае, если:

1) отсутствует жалоба потерпевшего, жалоба отозвана или стороны примирились;

[...]».

17. Применимые положения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (подписанной в Риме 4 ноября 1950 года и ратифицированной Республикой Молдова Постановлением Парламента №1298-XIII от 24 июля 1997 года):

Статья 7

Наказание исключительно на основании закона

«1. Никто не может быть признан виновным в совершении какого-либо уголовного преступления вследствие какого-либо действия или бездействия, которое согласно действовавшему в момент его совершения внутреннему или международному праву не являлось уголовным преступлением. Равным образом не может назначаться более тяжкое наказание чем то, которое подлежало применению в момент совершения уголовного преступления.

2. Данная статья не препятствует преданию суду и наказанию любого лица за любое действие или бездействие, которое в момент совершения являлось уголовным преступлением в соответствии с общими принципами права, признанными цивилизованными странами».

1. Признать необоснованным обращение об исключительном случае неконституционности, представленное судьей суда Бэлць, Геннадием Еремчук, в рамках дела № 1-49/2017, рассматриваемого в суде Бэлць.

2. Признать конституционной синтагму «в последние пять лет» в ч.(1) ст.109 Уголовного кодекса Республики Молдова № 985-XV от 18 апреля 2002 года.

3. Настоящее постановление является окончательным, обжалованию не подлежит, вступает в силу со дня принятия и публикуется в «Monitorul Oficial al Republicii Moldova».

3.1. Общие принципы

40. Принцип необратимости закона гарантируется в ст. 22 Конституции, согласно которой никто не может быть осужден за действия или бездействие, которые в момент их совершения не составляли преступления. Не может также налагаться наказание более тяжкое, нежели то, которое могло быть применено в момент совершения преступления.

41. Данный принцип закреплен и в международных актах в области прав человека, одной из сторон которых является Республика Молдова, а именно во Всеобщей декларации прав человека [ст.11], Международном пакте о гражданских и политических правах [ст.15].

42. Статья 7 Европейской конвенции - «Наказание исключительно на основании закона» - также предусматривает принцип необратимости уголовного закона. В практике ЕСПЧ отмечается, что ст. 7 Конвенции не ограничивается только запрещением применения обратной силы уголовного закона во вред лицу (Дель Рио Прада против Испании, [MC] решение от 21 октября 2013 года, § 78); Велч против Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, решение от 9 февраля 1995 года, § 36; Джамиль против Франции, решение от 8 июня 1995 года, §35). Данная статья устанавливает в общих чертах и принцип законности уголовного деяния и наказания (nullum crimen, nulla poena sine lege) (Коккинакис против Греции, решение от 25 мая 1993 года, §52). Запрещая, в частности, распространение содержания существующих преступлений на деяния, которые ранее не составляли преступления, данная статья предусматривает и принцип, согласно которому уголовный закон не подлежит расширительному толкованию и применению во вред обвиняемому, например, по аналогии (Коэме и другие против Бельгии, решение от 22 июня 2000 года § 145; Башкая и Оккуоглу против Турции [MC], решение от 8 июля 1999 года, §§ 42‑43).

43. Согласно практике Конституционного суда, принцип необратимости уголовного закона вытекает из принципа законности, который является определяющим принципом правового государства (ПКС № 6 от 16 апреля 2015 года, § 78) и способствует защите свобод, углублению правовой безопасности, уверенности в межличностных отношениях. Определяющее значение правопорядка заключается в возможности каждого согласовывать свое поведение с заранее установленными правилами (ПКС № 32 от 29 октября 1998 года).

44. Вместе с тем, Конституционный суд отмечает, что существование закона во времени подчиняется принципу действия закона, согласно которому закон применим ко всем отношениям, возникшим на протяжении его действия. Закон обладает полной властью и постоянным действием с момента вступления в силу и до признания его утратившим силу. Закон не применим к отношениям, возникшим до его вступления в силу, то есть не имеет обратной силы. Он действует только в настоящем и на будущее (ПКС № 32 от 29 октября 1998 года).

3.2. Применение принципов при рассмотрении настоящего дела

45. Конституционный суд отмечает, что деяния и наказания в уголовных законах, а также другие положения устанавливаются исходя из соображений уголовной политики. Уголовный закон - это совокупность четко, коротко и точно сформулированных юридических норм (ПКС № 21 от 22 июля 2016 года, § 54).

46. Конституционный суд отмечает, что законодатель установил в уголовный закон основания, которые устраняют уголовную ответственность за отдельные преступления с низким, как правило, уровнем опасности для общества.

47. Проанализировав обращение, Конституционный суд отмечает, что институт примирения, предусмотренный положениями ст. 109 Уголовного кодекса, является одним из оснований, которые устраняют уголовную ответственность.

48. Устраняя уголовную ответственность, примирение сторон определяет отказ государства от своего суверенного права на публичное осуждение, именем закона, деяний и виновных в совершении этих деяний, в пользу заключения между сторонами компромисса, возмещения причиненного ущерба и принципа процессуальной экономии.

49. Конституционный суд отмечает, что, отступая от общего правила подвергать уголовному преследованию и наказать виновных в совершении преступления, государство поставило перед собой цель осуществить в отношении подсудимых, отвечающих требованиям примирения, восстановительное правосудие. Институт примирения был установлен законодателем как альтернативное уголовному наказанию средство, направленное на исправление и перевоспитание подсудимого.

50. Конституционный суд отмечает, что для реализации цели уголовного закона, который заключается в предупреждении совершения новых преступлений [ст.2 ч.(2) Уголовного кодекса], законодатель может обусловить осуществление права сторон на примирение в рамках уголовного производства. Данное право не носит абсолютный характер и может подвергаться определенным ограничениям.

51. Конституционный суд отмечает, что, по сравнению с предыдущими положениями ст. 109 ч.(1) Уголовного кодекса, Закон №130 от 9 июня 2016 года, в силе с 15 июля 2016 года, устанавливает новые требования в применении института примирения, существенно изменив его содержание.

52. Так, в соответствии со ст. 109 Уголовного кодекса, примирение сторон становится возможным лишь при соблюдении ряда требований. Одно из требований осуществления примирения в уголовном производстве состоит в том, что закон должен четко предусматривать возможность примирения. Так, учитывая степень тяжести преступления, ст. 109 ч.(1) и ч.(4) Уголовного кодекса допускает примирение сторон за незначительное преступление или преступление средней тяжести, а в отношении несовершеннолетних также за тяжкое преступление. В зависимости от классификации преступлений, допускается примирение только за преступления, предусмотренные в главах II - VI Особенной части, и запрещается примирение в случае лиц, совершивших в отношении несовершеннолетних преступления, предусмотренные статьями 171-1751, 201, 206, 208, 2081 и 2082 Уголовного кодекса.

53. Конституционный суд отмечает, что примирение является двухсторонним, и осуществляется между подозреваемым, обвиняемым, подсудимым и потерпевшим. Примирение должно быть выражено лично, то есть оно действует исключительно in personam, устраняя уголовную ответственность только в отношении того подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, с которым потерпевший помирился. Другие формальные требования предусматривают, что примирение не должно быть привязано к определенным ситуациям или обстоятельствам, и предполагает четко выраженное и свободное согласие сторон в целях разрешения уголовного конфликта.

54. Примирение признается действительным только, когда оно является: 1) полным, учитывая, что касается как уголовной, так и гражданской стороны дела; 2) окончательным, поскольку исключает процессуальную возможность возобновления конфликта; 3) необусловленным, так как конфликт считается исчерпанным без выполнения определенных условий.

55. В соответствии с новыми требованиями, установленными  Законом № 130 от 9 июня 2016 года, примирение может осуществляться, если: 1) лицо не имеет судимости за аналогичные преступления, совершенные умышленно; или 2) если по отношению к нему не было прекращено вследствие примирения уголовное производство по аналогичным преступлениям, совершенным умышленно в последние пять лет.

56. По существу обращения Конституционный суд отмечает, что запрет на повторное примирение, установленный в ст. 109 ч.(1) Уголовного кодекса, обусловлен наличием в последние пять лет в отношении лица в уголовном производстве примирения за аналогичные преступления, совершенные умышленно.

57. Конституционный суд обращает внимание, что данное требование не относится к предыдущим преступлениям, а применяется только в случае примирения сторон в уголовном производстве за преступления, совершенные после вступления в силу Закона №130 от 9 июня 2016 года, а пятилетний срок является требованием, обуславливающим примирение в случае совершения нового преступления. Действие положений данного закона распространяется в полной мере на все те лица, которые отвечают требованию применения института примирения, с момента вступления закона в силу.

58. Конституционный суд отмечает, что, устанавливая пятилетний срок, в пределах которого примирение в уголовном производстве не допускается, если ранее уже имело место примирение, на основании которого было прекращено уголовное  производство в отношении обвиняемого за аналогичные преступления, совершенные умышленно, законодатель не внес изменения в содержание преступления или наказания, а установил дополнительные требования для примирения сторон. Таким образом, установление срока, в пределах которого лицо не может воспользоваться институтом примирения, не указывает на неблагоприятный характер закона, а обретает значение регламентирования правовой основы, направленной на достижение цели уголовного закона по предупреждению совершения нового преступления. В этой связи, Конституционный суд отмечает, что государство обладает широкой свободой усмотрения в выборе мер, необходимых для борьбы с преступностью.

59. Нет никаких сомнений в том, что лицо, в отношении которого в последние пять лет было прекращено уголовное производство в результате примирения, сможет предвидеть, что в случае совершения нового преступления после внесения изменений в ст. 109 ч.(1) Уголовного кодекса примирение станет невозможным. Согласно практике ЕСПЧ, требование о ясности уголовного закона обеспечивается в том случае, когда заявитель может ознакомиться с его содержанием из самого текста закона, при необходимости, в результате толкования нормы со стороны судебной инстанции или получения соответствующей юридической консультации. Кроме того, принцип предсказуемости закона не препятствует обращению за советом разъяснительного характера для оценки в разумной мере, исходя из обстоятельств дела, возможных последствий конкретного поступка (Кантони против Франции, [MC], решение от 15 ноября 1996 года, §§ 29 и 35; Драготониу и Милитару-Пидхорни против Румынии, решение от 24 мая 2007 года, §§ 33-34 и 35; Суд Фонди - ООО и другие против Италии, решение от 20 января 2009 года, §§ 107-109).

60. Конституционный суд подчеркивает, что оспариваемые положения не имеют обратной силы, в смысле ст. 22 Конституции, так как новые положения  ст. 109 ч.(1) Уголовного кодекса применяются в соответствии с принципом действия уголовного закона, согласно которому закон применяется ко всем деяниям, совершенным в течение его существования.

61. Более того, акты примирения, которые осуществлялись в последние пять лет до вступления в силу новых поправок, составляют de facto действия, которые имели место и должны приниматься во внимание органами уголовного преследования или судебными инстанциями в случае применения института примирения в условиях нового закона. В постановлении по делу Achour против Франции от 29 марта 2006 года (изложенные в нем суждения действительны и применяются mutatis mutandis и в настоящем деле) Большая палата ЕСПЧ установила, что необходимо отличить практику принимать во внимание события, имевшие место в прошлом, от понятия применения обратной силы закона в его строгом значении.

62. В заключение, Конституционный суд отмечает, что установление пятилетнего срока, в течение которого примирение в уголовном производстве не допускается, если ранее имело место примирение, на основании которого в отношении лица было прекращено уголовное производство за аналогичные преступления, совершенные умышлено, не затрагивает положения ст. 22 Конституции о необратимости закона.

Тел.: +373 22 25-37-08
Fax.: +373 22 25-37-46
Всего посетителей: 2720589  //   Посетители вчера: 2814  //   сегодня: 309  //   Online: 42


Быстрый доступ